Главная Публикации Па-де-дение. Николай Цискаридзе – о репертуаре театров и билетах за 15 тыс.
Па-де-дение. Николай Цискаридзе – о репертуаре театров и билетах за 15 тыс.

«Искусство вечно, и я надеюсь, оно всегда будет побеждать. Просто в нём есть падения и взлёты. Сейчас идёт большое падение», – уверен артист балета и педагог Николай Цискаридзе.

Бригадно-балетный подряд

– К сожалению, в период карантина весь мир вдруг осознал: оказывается, можно жить без активной культурной жизни, без походов в театр, музеи. Это печально… С другой стороны, кое-что меня радует. На протяжении долгих лет нашу культуру – я говорю прежде всего о балете – возили на автобусах по всему миру как бродячие труппы. Сколотить небольшую бригаду, нарядить её в дешёвые костюмы и показывать шедевры классики. Постановки эти были ужасающего качества. В карантин «лавочка прикрылась», и это колоссальное счастье для искусства, для русского балета.

До карантина в Москве чуть ли не в каждом театре давали «Лебединое озеро», а в Питере даже боюсь вам рассказать, что было. Но это не только у нас так. Если бы вы проехали по Европе, вы увидели бы такое состояние культуры в каждом городе. Слово «безобразие» – самое невинное, что можно в этом случае произнести. Пока мы все сидели дома, я изучал соцсети и видел, как многие артисты выкладывали свои видео: «Вот тут я исполняла в «Лебедином озере» Одетту». Я смотрю, как человек стоит, и даже по фотографии понимаю: нельзя с такими ногами, с такой фигурой быть Одеттой. Очень надеюсь, что экономический кризис, который сейчас ударил по всему культурному цеху, приведёт к тому, что в театр вернутся профессионалы. Что оттуда выгонят менеджеров, которые просто стригли купоны, выписывая себе гигантские гонорары, а из артистов делали крепостных.

Что касается человека как такового, тут я уверен: если в личности определённые качества не заложены – говорю как педагог, – они и не вырастут. Поймите, по-прежнему невозможно ножку сделать маленькой, а душу – большой. Никакие примеры не помогут, это всё ерунда.

Широкую публику мы давно отрезали от серьёзной культуры, потому что цены на билеты не способствуют тому, чтобы настоящие любители искусства приходили в театры. Я вырос в Большом театре как зритель, сформировался там как личность, как артист, как меломан и балетоман. Сейчас в Большом театре таких зрителей нет, потому что нормальные любители балета не могут покупать билеты по 15 тыс. руб. Но и деньги тут не самое главное. Культурные люди не могут смотреть бездарный репертуар в плохом исполнении. Сейчас то, что доносится из оркестровой ямы во время «Спящей красавицы», – преступление против русской культуры. Стыдно так исполнять Чайковского в России.

Где звёзды?

Наше поколение балетных танцовщиков – Света Захарова, я, Надя Грачёва – не просто так появилось в русском балете. Нас искали в маленьких городах. Назовите мне нынешних звёзд Большого театра. Думаю, на фамилиях Захаровой и Цискаридзе всё и закончится.

А ещё мне смешно слышать про то, как очередной директор пришёл, победил спекулянтов и поднял Большой театр из руин. Простите, Большой театр никогда не был в руинах! Даже в самые страшные постсоветские годы, когда все театры страны стояли полупустые – переходишь дорогу, заходишь в Малый, а там четверть зала еле заполнена, – в Большой театр нельзя было попасть. Тогда люди ходили на артистов, на качественные постановки, ну и заодно на колонну, на люстру посмотреть. А сейчас… Мне так смешно, когда говорят: «Коля, все билеты проданы!» Да, проданы, но основная масса билетов до сих пор находится у спекулянтов. Ложи выкуплены корпорациями. Но это не значит, что туда кто-то приходит. Раньше в ложах могли сидеть простые люди, в каждой из них было по 10 мест – сейчас 6. Плюс там ещё стояло по 15 человек. Какой был интерес к искусству! Сейчас даже близко такого нет. И не надо рассказывать сказки. Даже самые крупные театры мира сейчас терпят огромный убыток и испытывают большой дефицит зрителя. Ну не продаётся уже серьёзное искусство!

После смерти певца Дмитрия Хворостовского вдруг возникла неприглядная ситуация. Его хотели похоронить на Новодевичьем кладбище, но пришёл официальный отказ, потому что Хворостовский никогда не пел в Большом театре. А кто в этом виноват? Руководство! Они ни разу не позаботились о том, чтобы такой певец выступил на сцене Большого. Слава богу, благодаря вмешательству Игоря Крутого и друзей Хворостовский упокоился на Новодевичьем. Но это, увы, не единственный случай. Огромное количество великих певцов российского происхождения поёт в мире, но не поёт у нас в России, потому что звать большого певца невыгодно. Под него надо подстраиваться, ему надо отдавать полный гонорар. У меня есть ощущение, что все эти «эффективные менеджеры» ненавидят наше искусство, иначе почему они довели его до такого состояния? Вот только сейчас из-за пандемии, поскольку границы были закрыты, театры закрыты, многие известные певцы зачастили на сцену Большого театра.

Что думают дети

Во время карантина многие предлагали перенести и у нас в Академии балета экзамены и учёбу онлайн. Это фикция! Искусство преподавать онлайн невозможно. Нельзя поставить голос, нельзя вести урок балета по интернету. Хотя дети сегодня думают иначе.

Мы выросли в других условиях. У нас не было интернета, мы книжки читали и больше знали. Хотя по сравнению с поколением шестидесятников мы уже были плохо образованы. Сегодня же молодое поколение ничего не знает, ничего не умеет, ничего не чувствует. Эти люди ориентируются на другие вещи. Как-то мы снимали день рождения Коли Баскова. Среди гостей был очень талантливый парень, блогер из TikTok. Так вот, он вообще не понимал, кто все эти люди вокруг него. Хотя он очень известный человек, оказывающий влияние на молодёжь. Я сидел рядом с ним и в тот момент, когда на экране показывали кусочек из выступления Лидии Руслановой, стал ему рассказывать, что Русланова – великая русская певица, что она была кумиром миллионов, она гений. Он покивал головой: «Я слышал этот трек».

Но осуждать это нельзя – это показатель времени. Всё! Старыми методами донести информацию до молодого поколения нельзя. Я это говорю как педагог, который каждый день общается с детьми. У нас были другие рецепторы восприятия информации. Нельзя сказать, что это хорошо или плохо. Просто так произошло.

Но я всё же стараюсь научить молодое поколение воспринимать искусство по-настоящему. Всем, и родителям, и детям, объясняю: здесь есть только один закон – искусство. Для меня всегда закон балета главнее юридического.

Искусство вечно, я надеюсь. Оно всегда будет побеждать. Просто в жизни есть падения и взлёты. Сейчас идёт большое падение. Поколение, которое пришло сейчас, считает, что оно лучше всех всё умеет, всё знает, хотя при этом ничего не умеет и ничего не знает, да ещё и не желает учиться. Оно вообще не желает ничего, кроме собственного благополучия. И если мы отдадим наше искусство на откуп алчным менеджерам, мы его окончательно потеряем. Пока этих управленцев не выгонят, пока наше правительство не захочет навести порядок в этой сфере, культура не встанет с колен.

Валентина Оберемко, Еженедельник «Аргументы и Факты» № 44.

 

Комментарии:

Балетом не интересуюсь. Фанат эстрадной юмористики. И должен сказать, что в этом жанре деградация абсолютная. Подданные Петросяна или Дубовицкой – это кривлянье, боязнь затрагивать острые проблемы, «клубничка».  Комеди-клаб – пошлость на уровне порнографии и цинизм. КВН – засилье штампов, а юмор на уровне «блокнота агитатора». Думаю, какова жизнь, такой и юмор.

Кока Колов, весельчак.


Кока Колов совершенно прав – какова жизнь. Достаточно глянуть на лица зрителей. Самодовольная, сытая, глуповатая толпа на сочинских юморинах. Золотая молодёжь с претензией на богемность – зрители Комеди клаб. Две России. Были прекрасные лица у Жванецкого. Исчезли вместе со Жванецким.

Андрей С., пессимист.


Я, как и Цискаридзе, уверена, что искусство вечно, оно победит, оно вернётся. «Жаль только – жить в эту пору прекрасную…» А сейчас – увы… Но это касается не только культуры, то же и в экономике-политике - нет «государственных мужей», тех, у которых цель – спасение страны, а не инстинкт урвать себе. И уже хорошо, если желание «урвать» сочетается с каким-то положительным эффектом для народа. Чаще это во вред экологии, экономике, медицине, образованию и, конечно, культуре.

Мне кажется, есть тесная связь между нынешней «элитой» страны, убогой, самоуверенной и малообразованной (но имеющей по 3-4 диплома и научные степени) и состоянием культуры. Деятельность этих лавочников на постах министров и региональных, и федеральных, чаще всего – имитация деятельности. Закономерно, что и искусство под руководством этих «эффективных менеджеров» становится имитацией.

Но я знаю – искусство вечно, оно вернётся. Прав Цискаридзе – вернётся. «Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придётся – ни мне, ни тебе».

О.Е., оптимист


В своей статье Николай Цискаридзе сетует на падение российского балета, на бездарность репертуара и плохое исполнение. Что ж, если так утверждает признанный мэтр Большого, стало быть, так оно и есть. Продолжая его мысль, можно сказать, что такой же провал наблюдается сейчас и в литературе, и, особенно, в поэзии. В последнем случае, провал этот наиболее заметен и, похоже, что русской поэзии не видать больше ни золотого века, ни серебряного, ни даже алюминиевого.

Автор статьи справедливо указывает на причины, вызвавшие эти неприятные тенденции. Театры «серьёзного», как называет его Цискаридзе, искусства оказались чрезмерно ориентированы на получение дохода, ориентированы не на поклонников, а на богатых китайских туристов и тех, для кого посещение Большого театра обусловлено обязанностью статуса, а не любовью к балету. Однако, когда границы были открыты и не было карантина, а деньги текли в кассу рекой, разве звёзды не были довольны происходящим?

Заметим, с другой стороны, что театры, не причисляющие себя к надменному «серьёзному» искусству, гораздо лучше переживают нынешнее падение. Наоборот, пандемия заставила актёров и режиссёров искать новые формы, да, больше работать, из-за ограничений по количеству зрителей давать два спектакля в день вместо одного. В качестве примера взять хотя бы Московский театр на Юго-Западе. На сцене, кроме признанных талантов, - молодые актёры, а билеты на премьеры и лучшие спектакли раскуплены за месяцы.

Причины же провала в литературе кроются в общем падении интереса к письменному слову. Тут дело не только в том, что, как пишет Николай, «молодое поколение ничего не знает, ничего не умеет, ничего не чувствует». Кстати, абсолютно те же слова я слышал в 1983 году от мастера производственного обучения в техническом училище. Просто способы подачи, да и само искусство меняются, как меняется сам мир. Нам может это не нравится, что-то мы принимаем, что-то отвергаем категорически. Но искусство всё равно победит, с этим не согласиться нельзя. Даже если это будет совсем другое искусство.

Дмитрий Сотников, постоянный зритель


Искусство народу не нужно. Нужны развлечения и хлеб Древние римляне поняли это. Искусство нужно тем, кому нужно искусство. Это не  тавтология и не косноязычие. Как верующим нужна религия, так и искусство нужно людям, для которых искусство является верой.

Каким образом человек приходит к Богу или к Искусству, одному богу известно. Или чёрту. Игра случая, воспитание, судьба – не имеет значения.

Почему власть и церковь так часто репрессивны к художникам и творцам? Потому что последние чаще всего иноверцы. Сильным мира сего нужно искусство, которое является опиумом для народа, т.е. СЛАВАблудием.

Альберт Михайлов, руководитель ЛТ