Главная Спектакли Рецензии АПОЛЛИНАРИЯ ЗУЕВА. Когда камни вопиют…
АПОЛЛИНАРИЯ ЗУЕВА. Когда камни вопиют…

Прощальный спектакль Литературного театра на сцене Дворца культуры Моряков

Культура – счастливое изобретение человечества. Она… существует за счет энергии творчества. Она всегда открывает. А её закрывают.

Владимир Сухов

 

На сцене – ведёт свой рассказ … плац. Точнее, Плац – с большой буквы. Так – у автора. Дмитрия Сотникова. «Он кто, – спрашивают меня, – писатель?» – «О, да», – ответствую я. – «А что написал, где публиковался?» – продолжают выпытывать несведущие. – «Два рассказа в журнале «Балтика». – «Всего два рассказа и – писатель?» – недоумевают вопрошающие. «Два рассказа – и писатель!» – уверенно отвечаю я.

«Спектакль-реквием» – таков подзаголовок спектакля, играемого сегодня Литературным театром, легендарным театром моего города, на исторической сцене этого города. Сегодня в названии нет того здорового провокационного эпатажа, который всегда был непременной весёлой «изюминкой» роскошных «меню» Литтеатра. Усталая колокольная горечь звучит в названии этого спектакля… «По ком звонит колокол?» – спрашивал кумир нашей юности Хемингуэй. Ох, боюсь, по юности нашей звонит этот колокол. По юности моего города.

Как странно, как страшно, что Литературный театр, неотъемлемый фрагмент культуры этого города, играет спектакль-реквием по самому себе.

Здание, на сцене которого играется спектакль, в разные периоды жизни послевоенного Калининграда именовалось по-разному. Биржа, Дворец культуры моряков, Областной центр культуры молодёжи Министерства культуры Калининградской области, опять вот – биржа... Но для поколений (повторяю, по-ко-ле-ний!) калининградской интеллигенции оно было, прежде всего, гнездовьем Литературного театра, в недрах которого аккумулировались, вспыхивали – и не гасли! – такие шедевры как «Голый король» и «Вишневый сад», «Золотой горшок» и «Барышня-крестьянка»…  А «Аблезюкин и другие», «Литовские клавиры» – живая, реальная пропаганда, если хотите, произведений знаковых фигур региональной литературы. Судя по всему, до знаковых и вообще фигур региональной литературы/культуры кардинально нет дела тем, кому, по должностным (государственным!) обязанностям должно быть дело… А какое пиршество жанров предлагал театр – спектакль-оксюморон, и спектакль-триллер, «политическое кабаре» и «зримая песня», и музыкально-театральное «сочинение на тему», и много чего еще – живого, нестандартного, захватывающего!.. «У нас теперь не то в предмете», как говаривал незабвенный поэт. У нас теперь – футбол.

В одной из пьес современного драматурга Николая Коляды, актер, прощаясь со сценой, целует временные деревянные подмостки, сколоченные накануне. Ибо это – сцена. Ибо актер и сцена – понятия неразделимые. Ибо сцена создает актера. А актер создает сцену. В течение 45-ти лет (!) сцена биржи (Дворца культуры моряков – Областного центра культуры молодёжи Министерства культуры Калининградской области – опять, вот, биржи) была, прежде всего, и в первую очередь, сценой легендарного Литературного театра моего города. В здании, имеющем древнюю и долгую довоенную историю, возникла своя – новая и яркая – послевоенная история. Помещение этого здания стало исторической сценой. Эту историческую сцену выбили из-под ног Литературного легким движением руки, подписывающей очередной, из стопки подобных, документ.

Литературный был в свое время победителем областных театральных декад, имел награды зональных и всесоюзных смотров и фестивалей, получал звание лауреатов различных премий.

Поэт и драматург, литтеатровец Владимир Сухов сказал однажды о Литературном: «Люди, вкусившие творчества и успевшие поделиться им с другими, не уходят отсюда (даже если и уезжают), а возвращаются (даже если и умирают), чтобы обменяться энергией с теми, кто продолжает кружиться в невидимых светлых потоках».

Другой литтеатровец, поэт и журналист Валентин Егоров, прибавил: «Литературный был интересен, прежде всего, людьми». С этим театром связаны – помимо выше названных – уникальные личности в истории калининградской культуры. Тамара Львовна Вульфович, Галина Васильевна Степанова… Михаил Снапир, Игорь Савостин, Леонид Степанов…  Знакомы ли эти – знаковые! – имена нынешним руководителям культуры нашего города? Ох, сомневаюсь я…

И почему перед моими глазами встаёт затопленная колокольня Николаевского собора в акватории Угличского водохранилища?.. Или, это ближе к тематике Литературного, повесть Валентина Распутина «Прощание с Матёрой»?..

В 1978 году Литературному театру было присвоено почетное звание «Народный». И выпускал он в каждом творческом сезоне пять-шесть новых постановок, каждая – уникальная по жанру, стилистике, тематике. И именовали театр школой специалистов театрального искусства – композиторов, певцов, поэтов, музыкантов, художников, музыкальных оформителей, звукорежиссеров, художников по свету, мастеров по сценическому пошиву костюмов, режиссёров. За время существования театра было выпущено более 200 спектаклей, в коллективе сменилось три поколения актеров!

Читаю вот на всероссийском сайте «Культура. РФ» в разделе «Театры»:

«Калининградский Литературный театр превратился в одну из городских легенд. Театр ведет свою историю с 1973 года, когда в здании биржи, только что отремонтированном после войны, «прописался» Дворец культуры. В этом Дворце под действием непонятных законов природы одно за другим стали появляться культурные явления, уникальные по своей сути.

Творческие коллективы, рожденные здесь, до сих пор хранят мощный творческий тонус и обладают силовым полем, способным удерживать всех, кто хотя бы один раз попал под его пленительное влияние. Одним из первых таких коллективов является Литературный театр… Репертуар Литературного театра всегда состоял их неординарных спектаклей».

Каждый ли российский город может похвастаться, что информация о его самодеятельном театре помещена на портале гуманитарного просветительского проекта, посвященного культуре России? Много ли найдется в нашей стране городов, где самодеятельный театр существует – ярко, активно, талантливо – на протяжении 45 (со-ро-ка  пяти!) лет. Не нужно это моему городу? Будем – в очередной раз – варягов приглашать, «числом поболее, ценою подешевле»?..

Читаю вот на сайте «Центрального государственного музея кино»:

«12.05.2018. Клуб документального кино. Цикл «Мастера документального жанра». На встрече из цикла «Мастера документального жанра» Александр Политковский, знаменитый тележурналист, режиссер и продюсер, и Высшая Школа Телевидения (ВШТАП) проведут мастер-класс по документалистике «Портретный очерк». Также зрители посмотрят и обсудят документальный фильм «Тарантас» (Калининград, 2003), который посвящен художественному руководителю уникального Литературного театра города Калининграда Альберту Михайлову и его творческой судьбе. Фильм представит автор А. Политковский и расскажет о процессе создания фильма».

Интересно, ведомо ли это тем, кто призван по долгу службы решать проблемы региональной культуры?..

Спектакли Альберта Михайлова – это спектакли особые, где литературное слово формирует театральное действо. Как делает он это – уму непостижимо. Но – делает. На протяжении сорока пяти лет. А в данном конкретном случае, театральное действо, в свою очередь, становится толчком к развитию слова, когда рассказ превращается в пьесу, когда писатель, содружествуя с режиссером, становится драматургом. Вот он – свой, калининградский, режиссер. Вот он – свой, калининградский, драматург. Или это тоже никому из официальных деятелей от калининградской культуры не интересно?..

А на сцене – Александр Смирнов, актер Литературного с 1977 года (вдумайтесь, любезный читатель, в смысл этой цифры!). Он – исполнитель центральной роли старого армейского Плаца войсковой части 65111. Плац неспешно ведёт свой монолог. В слове актера нет ни аффектации, ни надрыва. Потому что не играет он: всё, что происходит на сцене, происходило и происходит на самом деле. В его личной жизни, в том числе. Ибо история Плаца – это не просто ретроспективная история, но мощнейшая метафора истории жизни. Жизни и Литературного театра, и того города, в котором мы с вами, любезный читатель, проживаем.

Ах! с какой праведной яростью изольют на меня потоки негодования непримиримые борцы с «ползучей германизацией». Но я – родилась в этом городе. И мои дети – родились в этом городе. И я имею полное право говорить о нём, своём городе, то, что считаю нужным. Я – калининградка. Я родилась в Калининграде. И не желаю я, чтобы по чьей-то очередной прихоти название города, в котором я родилась, было изменено. Но и не собираюсь закрывать глаза на то, что мой город стал называться Калининградом после 1945 года. А до этого именовался он Кёнигсбергом, и была у него своя, почти тысячелетняя история. И я не собираюсь делать вид, что её, этой истории, не было. Она для меня – единая, цельная, неделимая, с того очень давнего 1773 года, когда возник мой город, и по сегодняшний 2018-й год.

И вот это прошлое, живое, трагичное, пульсирующее, обрушивается на меня со сцены в блистательном фрагменте «Лили Марлен» в постановке (в этом удивительном театре актёры умеют всё!) и исполнении одной из самых ярких актрис Литературного Нины Макаровой. Сидящая в инвалидном кресле согбенная Казарма, которую и слушают-то уже вполуха, превращается в ошеломительной красоты эстрадную звезду, и оно, это прошлое, обращается ко мне, зрителю, на языке боли и любви.

В спектакле (как и в рассказе) существует персонаж, неоспоримо знаковый для литературного пространства нашего города. Это – Кот (Андрей Игнатюк), философ и романтик. Нет, конечно же, не кот Мурр, никто об этом и не говорит. Но – тем не менее, тем не менее…

Точно уловив жанровую особенность рассказа Д. Сотникова, А. Михайлов разворачивает перед нами действо-притчу. Он включает в свою постановку фрагменты из спектаклей прошлых лет – такой вот своеобразный мини-отчет: калейдоскоп возможностей театра (драматургических, сценографических, игровых, пластических, мизансценических, музыкальных). В сценографии «Плаца» прозрачная ностальгическая лирика эпизода «В городском саду» соседствует с убийственным гротеском «Приезда фараона» и жёсткой «Игрой в страйкбол» (постановка Ольги Смирновой), бурлеск-аллюзия «Танца маленьких лебедей» (постановка Алины Карповой) с высокой гражданской нотой фрагмента «Вставай, страна огромная…» (постановка Альберта Михайлова), когда – комок в горле и невольно – слёзы на глазах. И проходит перед этими нашими глазами – вся жизнь. И Плаца, и Литературного театра, и нашего города, и наша, в конечном итоге…

А что касается музыки, то вот он, на сцене – хотя и называется в программке по-другому (духовой оркестр Калининградского областного колледжа им. С. В. Рахманинова, руководитель Никита Векшин) – надежды маленький оркестрик. Под управлением Любви. И, исключительно, Любви! К людям и городу. К тем людям, которые – вопреки всему! пока ещё! – остались в этом городе. Не сменяли его ни на «Москву – звенят колокола», ни на какие иные кущи. Потому что на протяжении послевоенных – скольких уже! – десятилетий закладывали они незримые камни в фундамент культуры этого мистического анклава, который именуется Калининград.

И задаёт нам театр вечный вопрос. О смысле жизни. Который – в выборе: разбрасывать камни или их собирать.

 

Статья опубликована в журнале "Балтика" №2 за 2018 год.