Главная Масс-медиа Игорь САМАРИН. Закрытый показ в Калининграде: «Адам и Ева», мировая война и торжество коммунизма.
Игорь САМАРИН. Закрытый показ в Калининграде: «Адам и Ева», мировая война и торжество коммунизма.

Почему для своей новой постановки Литературный театр предпочел малоизвестную пьесу Михаила Булгакова.

Вопреки «поросячьему визгу».

Выбор материала для нового спектакля Литературного театра неискушенного (да, пожалуй, искушенного тоже) зрителя может удивить. Пьеса Михаила Булгакова «Адам и Ева», мягко говоря, не относится к самым популярным произведениям этого писателя. Хотя стоит заметить, что «Литературный» во главе с режиссером Альбертом Михайловым вообще никогда не были склонны двигаться проторенным путем. Однако всему должна быть причина. Дело ведь не только в спартанской обстановке выделенного театру зала областного центра культуры молодежи на улице Бассейной. Хотя, кажется, и в ней тоже.

Альберт Михайлов (А. М.):  Мне эту пьесу принесли наши актеры Эдуард Бирюков (в спектакле он играет Михаила Булгакова) и Кирилл Коротков (в роли академика Ефросимова). Я ее вернул, потому что это – не драматургия, и я понимаю, почему ее практически не ставили. Но после переезда из Дворца культуры моряков сюда я взглянул на эту разруху и сразу вспомнил пьесу. Потому что декорации даже не надо было выдумывать, а на обычной сцене все выглядело фальшиво и в общем антиэстетично. Кроме того, я смотрю телевизор, где в большом количестве присутствуют могильщики и падальщики, как я их называю. И знаком с опросами общественного мнения, согласно которым, 70 процентов Россиян симпатизируют Сталину. В общем, я пришел к выводу, что надо ставить «Адама и Еву», только в несколько переработанном варианте. Для нашего поколения война – это не прогулка. А весь этот сегодняшний визг поросячий… В общем, будем считать, у меня пацифистский синдром сработал. Другое дело, что если играть пьесу так, как она написана Булгаковым, могло получиться нечто вроде пародии. Я боялся хохота в зале. Это в 1975-м или 1980-м пробегающий по сцене Дараган с крыльями вызвал бы аплодисменты. А сейчас я говорил ребятам, мол, вот увидите: Дараган побежит – и будет хохот. Настолько сегодня другая публика, не понимающая условностей и прочей театральной специфики. Но, к счастью, все обошлось, хотя я не рассчитывал на такое восприятие…

Два «закрытых показа».

Программка предупреждает, что зрителю предстоит увидеть «трагическое осмысление пьесы со счастливым концом». На поверку оказывается, что и конец-то отнюдь не оптимистический, вопреки оригиналу. И хотя к собственно авторскому тексту Альберт Михайлов отнесся достаточно бережно, в спектакле он задействовал и новых героев (в числе которых сам Булгаков) и сюжетные линии, которых изначально не существовало: например, присутствует проекция на куда более известное булгаковское произведение – роман «Мастер и Маргарита».

А. М.: - Я полагаю, это бродило в самом Булгакове. Когда в одной из сцен Ева говорит, что каждую ночь видит один и тот же сон, когда ее уносят черные кони – ведь этот эпизод потом появится в «Мастере и Маргарите». Да и многие литературоведы в этой пьесе обнаруживают мотивы будущего романа. Мне тоже кажется, что эта тема пульсирует в «Адаме и Еве». И я решил сделать ее одним из направлений развития сюжета. Убрал писателя Пончика-Непобеду и вместо него ввел Булгакова. Эпизод с Маргаритой просто написал сам. Понимаю, что это кощунство, но надеюсь, что публика не чувствует самодел. Финал я тоже сознательно изменил. У Булгакова-то все кончается хеппи-эндом: все помирились, мировая революция победила. А у меня концовка абсолютно трагическая. Потому что я сейчас живу в таком состоянии, видя, что творится вокруг. Нам ведь спектакль, вообще-то, не рекомендовали особо рекламировать. Сами мы это назвали «закрытый показ». Два представления – и все. Да, впрочем, мы и публики-то сейчас больше чем на два спектакля не наберем…

Те, кто все-таки знаком с текстом оригинала, при желании могут, конечно, придраться к тому, что, например, 28-летнего инженера Адама играет один из ветеранов Литтеатра Александр Смирнов. Галина Андрусова по возрасту также старше своей героини – 23-летней домработницы Ани. И даже в роли 37-летнего авиатора Дарагана занят еще один корифей – Александр Костенко. Но, во-первых, в данном случае реальный возраст талантливых актеров восприятию не помеха (скорее даже, наоборот, способствует лучшему пониманию пьесы в ее «михайловской» интерпретации). Во-вторых, имеется и другая причина для такого решения режиссера.

А. М.: - Во всех театрах рано или поздно возникает конфликт: молодежь рвется играть, а все роли заняты «стариками». У нас все наоборот – «старики» надежные, дисциплинированно ходят на репетиции, а молодым пофиг, они даже радуются, когда роли достаются «старикам».

Когда голые стены помогают.

По прочтении пьесы «Адам и Ева» закрадывается стойкое подозрение, что автор писал ее по принуждению, в силу жизненных обстоятельств - как раз в то время произведения Булгакова перестали печатать, уже поставленные спектакли изымались из репертуаров театров, а новые пьесы запрещались к постановке, так что, материальное положение литератора было тяжелым. Оттого и ощущение некоторой небрежности, недоработанности, отсутствия подлинного интереса к теме. Зато после просмотра спектакля Литературного театра складывается твердое впечатление, что режиссер и актеры в данном случае выступают, если можно так выразиться, больше Булгаковым, нежели сам Михаил Афанасьевич. Недаром же кроме «Мастера и Маргариты» в постановке довольно лихо обыгрываются названия его повестей «Собачье сердце» и «Роковые яйца». Да и аллюзия с Адамом, трансформирующимся в Сталина, прозрачна – может, даже слишком (но это, вероятно, с учетом все того же современного зрителя). Даже от голых кирпичных стен зрительного зала тянет мрачным холодом тоталитаризма – хотя, может, это обыкновенная сырость. Для тех, кто не в курсе: из уютного и обжитого за много лет Дворца культуры моряков «Литературный» в прошлом году, что называется, попросили.

А. М.: - Конечно, было обидно – поскольку и сейчас не понимаю, зачем нас было выгонять? Но вообще к переезду я отнесся спокойно. Все театральные коллективы рано или поздно умирают, у самодеятельных театров срок жизни вообще 5-6 лет. Мы просуществовали 45. Я сам себе сказал, что этот переезд, может, и к лучшему: новый кон, по-новому раздадим карты… И ведь мы уже девять программ на этом месте успели выдать! Хотя, это, может быть, агония… У меня мечта создать механизм, который сможет работать без меня. Когда те начнут что-то ставить, другие… А я буду только веером пальцы гнуть. И в ДКМ ничего не получалось. А здесь получилось. Вот недавно они поставили «Смотрите, кто пришел». Я палец о палец не ударил. Только вызвал Женю Полина, говорю ему: сделаешь спектакль по творчеству Жени Видмиденко – это наша актриса, поэтесса и певица. Такая программа, где вокал, чтение, стихи, достаточно сложная. Я ведь ребятам давно уже говорю, что Чехова или Островского может поставить любой прохожий. По ремаркам, выписанным мизансценам. И интермедию на две-три минуты – хрен! Кроме того, у меня ощущение, что сейчас нам «свой» зритель уже и не нужен. Во всяком случае, я обойдусь. Еще не определился, кто к нам сейчас ходит, но, все-таки, мало уже нашего, «того» зрителя.

О ЧЕМ ПЬЕСА

Пьеса-антиутопия Михаила Афанасьевича Булгакова «Адам и Ева» была написана в 1931 году по заказу ленинградского Госнардома имени Карла Либкнехта и Розы Люксембург. В произведении описывается «конец света» в результате мировой войны с применением отравляющих газов. Из всего населения Ленинграда, благодаря уникальному изобретению академика Ефросимова, уцелело лишь несколько человек. В маленькой коммуне бушуют нешуточные страсти, затрагивающие вопросы бытия и выживания цивилизации. Завершается повествование торжеством мировой революции. При жизни Булгакова пьеса не публиковалась и не ставилась. Впервые вышла в 1971 году, в Париже. В СССР ее опубликовали в октябре 1987 года, а затем на «перестроечной» волне было сделано несколько театральных постановок.

Источник:KP.RU, Фото Геннадия Филипповича.