Главная Интересно! Евгений Гришковец о позитивном кино
Евгений Гришковец о позитивном кино

 

Евгений Гришковец (писатель) впервые опубликовал статью, в которой выражается его негативное отношение к некоему явлению (см. газету «Известия» №15 от 31.01.2007)

До сих пор Е. Гришковец ни к кому и ни к чему своего явно негативного отношения не выражал. Потому что он – позитивный.

Он и как писатель – позитивный, и как драматург, и просто как новое культурное явление, пользующееся массовой популярностью. Как мобильный телефон – доступный по цене и понятный в обращении. За что его не любить? Да просто не за что!

И вот он в непривычно жесткой манере пишет о «некоем явлении»: «оно возвращается в каких-то чудовищных, бессмысленных формах», оно «гораздо более неприятное, чем любая социальная чернуха», «самая бессмысленная волна, которая накатила за последние 15 лет сложных и нервных времен, что мы переживаем».

Что же это за ОНО? О чем с такой неприязнью и гражданским пафосом говорит Е. Гришковец?

Он говорит о так называемом позитивном кино.

Он говорит о конкретных двух фильмах - «Питер FM» и «ЖАRA», давших рекордные сборы при небольших бюджетах и энтузиазме зрителей.

Согласимся, что фильмы достаточно бессмысленные, бессюжетные и вообще малохудожественные. В полном соответствии с запросами нынешних молодых зрителей. Плюнь да мимо пройди.

Но Гришковец не проходит мимо. Эти два фильма как-то особенно его задевают.

Он повторяет и повторяет: «в фильме все фальшиво», «там ни секунды художественной правды», «фильм этот не умный», «в рекламной кампании было больше остроумия, идеи и жизни, чем в самих картинах», «это вредные по сути фильмы».

Главное слово сказано: «вредные».

Очень остро человек переживает.

Потому что «новые позитивные» ребята (имеются в виду не персонажи фильмов, а авторы и продюсеры) явно зашли на его территорию – на территорию милого, позитивного и малосодержательного мелкотемья. Почти что «реалити-шоу».

Гришковцу не то, чтобы не понравилось собственное отражение, - он вдруг увидел конкурентов и испугался. Ведь если завтра на медиа-рынок хлынет эта самая бессмысленная волна позитива, заменяющая читателям, зрителям и слушателям литературу, театр, музыку и кино, то что останется делать Евгению Гришковцу? Переквалифицироваться в критики?

А что! У него это получилось бы. Только смелее надо, смелее!