Главная Интересно! Дмитрий СОТНИКОВ о МОСКОВСКОМ ТЕАТРЕ НА ЮГО-ЗАПАДЕ
Дмитрий СОТНИКОВ о МОСКОВСКОМ ТЕАТРЕ НА ЮГО-ЗАПАДЕ

Всё уже ясно из названия, здесь всё по-честному: Театр на Юго-Западе – на метро «Юго-Западная». Две остановки на автобусе от метро, неприметное здание, без колонн и барельефов на фасаде...

Театральные корни – Таганка и Станиславский, это чувствуется, по-моему, во всём. В детстве Валерий Белякович, основатель

театра, занимался в студии, где пластике его учил Вячеслав Спесивцев, в то время – актёр Театра на Таганке. Существует красивая и, скорее всего, правдивая легенда о том, как простой паренёк с окраины Москвы родился в обычной семье, а до семи лет жил у бабушки в глухой рязанской деревне без электричества. И вырос в режиссёра Беляковича.

 

Первые спектакли будущего театра играли в Востряково, тогда ещё – дачном пригороде, в библиотеке, которой заведовал тогда Валерий Белякович, в комнате для хранения макулатуры. Поскольку располагалась она под самой крышей, первое название – драматический ансамбль «Голуби».  Как сам говорил о тех временах режиссёр: «Я был буквально одержим театром. Иначе и не скажешь, иначе как бы мне хватило сил создать труппу, не просто профессиональную, но покорившую впоследствии весь мир». Это было в начале 70-х, а Театр на Юго-Западе создан в 1977 году, сначала – как любительский театр-студия, куда ходили и где играли, в основном, местные жители. В том же году труппе передали заброшенную цокольную пристройку к дому 125 по проспекту Вернадского, которую актёры своими руками превратили в театр на 100 мест. Первыми спектаклями, поставленными на этой сцене, были водевили «Урок дочкам» и «Беда от нежного сердца».  В спектаклях принял участие прославленный впоследствии и так рано ушедший  Виктор Авилов.

В 1985 году театр получил звание народного, а с 1991 Театр на Юго-Западе обычный московский театр по своей организации, а как театр – он по-прежнему ни на кого не похож.

Мне, как зрителю, сложно сказать, какой из спектаклей Театра на Юго-Западе мне понравился больше всего. Чем-то похожие друг на друга и разные, где-то смешные, в чём-то эпатажные, всегда с великолепной сценографией и пластикой, сыгранные с отточенным мастерством замечательным коллективом талантливых актёров.

Первым спектаклем, который я увидел, был «Парашютист» по пьесе Александра Селина. Не будет преувеличением, он поразил меня прямо в сердце. Лацис (Андрей Санников) - парашютист, мастер спорта. Но во время одного прыжка парашют вдруг не раскрывается, и Лациса ждет смерть. Собственно, она уже рядом и спрашивает о последнем желании. Автоматически исполняя его, Смерть возвращает Лацису жизнь, и теперь у нее проблема: вернуть парашютиста в ряды мертвых - он же уже записан!

Совершенно неподражаемая и убийственно выразительная Смерть в лице Ольги Авиловой не может оставить равнодушной. То она по-детски наивна, то по-взрослому логична и рассудительна, то бесстрашна, уперта и предприимчива , то стеснительна, воздушна и романтична. Сколько граней в одном персонаже! И вроде надо посочувствовать тому самому парашютисту, который обречен, а почему-то импонируешь больше ей – Смерти.

Но визитной карточкой Театра на Юго-Западе считаются спектакли, поставленные по шекспировским пьесам, которых много в репертуаре – «Укрощение строптивой», «Макбет», «Сон в летнюю ночь». «Гамлет» в 1987 году буквально взорвал эдинбургский фестиваль. Их справедливо можно назвать жемчужинами режиссёрского творчества Валерия Беляковича. 

«Укрощение строптивой» – не совсем Шекспир, несмотря на то, что от сюжета великого драматурга постановка нисколько не отклоняется. Это – фарс, творение Шекспира заиграло новыми красками, стало искрящимся и хулиганским. И снова харизматичная Ольга Авилова (Катарина). Михаил Белякович, актёр, который, кажется, может сыграть кого угодно и  в какой угодно манере - в роли Петруччо, того самого самоуверенного «укротителя», чья сомнительная репутация и ветер в карманах компенсируется страстным желанием выбраться из сложившегося тупика путём обмена мужской свободы на невесту с приданым.

Совсем другой спектакль – «Макбет», классическая мрачная шекспировская трагедия. Шотландия утонула в раздорах, войны не заканчиваются. Потусторонние силы вырываются на волю и правят бал, предсказывая судьбы и затмевая разум призраками будущего. Приверженцы становятся предателями, а наследник вынужден бежать. Тщеславие сводит с ума, а власть толкает на преступление. Опасно полюбить высшую власть сильнее прочего, фатально предавать друзей и неприятно ошибаться в людях. Потрясающее световое оформление в иллюзорных сине-фиолетовых тонах (свет – ещё один сильный сценический приём Театра на Юго-Западе). Осветитель в нужное мгновение освещает кроваво-красным светом Макбета и Макдуфа, тем самым обозначая удары мечом. Минималистичные декорации, огромные металлические створки, превращающиеся и в городские ворота, и в двери спальни, и в место сражения.

К сожалению, основателя и главного «мотора» Театра на Юго-Западе, Валерия Беляковича не стало в декабре 2016 года. Ныне художественным руководителем театра является Олег Леушин, заслуженный артист России. Большую часть репертуара по-прежнему занимают спектакли, поставленные Валерием Беляковичем, но  появляются и новые постановки. В первую очередь, это премьера 41 сезона, «Игроки» в версии актёра Олега Анищенко, где раскрывается истинный Гоголь-мистик. Вообще,  к Гоголю особое отношение в Театре на Юго-Западе. Белякович не раз говорил, что Гоголь – главный и любимый автор, и его театр было бы справедливо называть «Театром Гоголя». Свидетельство тому – блестяще поставленные «Ревизор» и «Женитьба». 

И снова потрясающее световое и музыкальное сопровождение, отработанные до мелочей эпизоды, хореографические номера. Периодически появляющиеся под музыкальное сопровождение Инны Желанной на сцене девушки в откровенной прозрачной одежде, внешне сильно напоминающие Панночку из "Вия", олицетворяют настроение, царящее за карточным столом, то состояние, когда существуют только игрок, его соперники и карты. На фоне всего этого перед зрителем блестящая игра, восхитительны абсолютно все. Не могу не отметить Антона Белова, одного из моих любимых «юго-западных» актёров, здесь он перекошенный Швохнев, с омерзительным писклявым голосом, длинными волосами, в клетчатом костюмчике, моментально переходящий от одного сценического образа к другому. Если у Гоголя мораль такова: «Тут же под боком отыщется плут, который тебя переплутует. Черт возьми! Такая уж надувательная земля», то у Олега Анищенко пьеса не ограничивается этим выводом, финал тревожный и неотвратимо фатальный.

Однажды Валерий Белякович закончил свой творческий вечер монологом Пигмалиона из собственного спектакля «Куклы»: «Когда я задумал своих кукол, я не мечтал о славе гения.. Раньше было больше одержимых, романтиков неисправимых.. Я был одним из них, «счастливых нищих». Добьюсь, они заговорят, добьюсь, и запоют, добьюсь, станцуют. Меня испепелял огонь создателя. И вот теперь, добившись славы, денег, я вдруг почувствовал, что опустошён.. Мне стали тягостны мои спектакли. Театр принадлежит актёрам – живым, из плоти, крови, нервов.. Куда приходят люди, чтобы испытать невиданные страсти». О чём это? Наверно, о том, что театр – нерасторжимое единство зала и сцены.

Это – про Театр на Юго-Западе.

 

Для подготовки очерка, кроме собственных впечатлений и материалов Интернета, использованы книги:

Валерий Белякович. «Вперёд, к Станиславскому! Опыт практической режиссуры» М.: 2013

Григорий Заславский. «Москва театральная» М.: 2009